April 16th, 2013

Ladoga. Часть 5

Оригинал взят у idakuz в Ladoga. Часть 5


0700LadogaPresentation

Гречица

Владимир Ефимов, 2 июля 2007: «С другой стороны, мне кажется, что уж если развивать Ладогу по другим пись­мен­ностям, ес­тест­вен­но было бы на­рисо­вать к ней также греческие знаки».
0701_AldGreek

Окон­ча­тель­ная до­гово­рён­ность по гречице была дос­тигну­та в том же году на встрече в Брайтоне, и я об­ратился к истокам греческой по­лиг­ра­фии и ренес­санс-антиквы. Истоками оказался Альд, который и из­да­тель­ство своё ор­га­низо­вал в первую очередь для издания греческих рукописей, в большом ко­личест­ве по­пав­ших, вместе со своими хозяевами, в Италию после за­во­ева­ния Византии турками. И именно у Альда греческим прописным был возвращён тот «клас­си­чес­кий» вид, к кото­рому мы привыкли и который потом ко­пиро­вали все ев­ро­пей­ские печатники. 0702_AngelosKonstantinosСтрочные буквы, хотя и от­ли­чались заметно от сов­ре­мен­ных им латинских своей кур­сивностью, ещё не приобрели тот чрезмерно за­лига­турен­ный и ма­локонт­рас­тный вид, по­пуляр­ный в пос­ле­ду­ющие века, и ко­пиро­вали почерка лучших кал­лигра­фов, поль­зо­вав­шихся, очевидно, птичьим пером. Нашёлся и образец такой кал­лигра­фии 15 века.
Сов­ре­мен­ные греческие шрифты уже более чётко на латинский манер разделены на прямые и курсивные, хотя прямые строчные сохраняют ок­руглость курсива.
В ре­зуль­та­те была создана гречица для Ладоги, сти­лизо­ван­ная, как и весь шрифт под широкое перо. Кроме основного состава поли- и мо­ното­ничес­ко­го комплекта были добавлены почти все до­пол­ни­тель­ные ар­ха­ичес­кие знаки, пре­дус­мотрен­ные Юникодом, аль­тер­на­тив­ные написания многих строчных букв и некоторые ус­то­яв­ши­еся лигатуры. Основной моно- и поли- состав отражён в капители, а моно, включая ак­центи­рован­ные — в су­пери­орах. Соз­на­тель­но пока не делался коптский.
Результат был по дос­то­инс­тву оценён ав­то­ритет­ны­ми экс­пер­та­ми и жюри конкурса «Граншан-2012» — третье место в категории греческих текстовых.
0703_GreekFull0704_GreekText0705_GreekSamples


0800LadogaPresentation

Болды

Ис­то­ричес­ки ренессанс-антиквы вариантов жирности не имели, а сами были довольно плотными (вспомним, ренессанс-антиква через готико-антикву заменила го­тичес­кие шрифты, которые не зря по-английски на­зыва­ют­ся black letter. Некоторое время они даже упот­ребля­лись вместе в одной строке). До­пол­ни­тель­ные жирные на­чер­та­ния появились позже — в 19 веке, причём к шрифтам совсем других стилей. Но в наше время изощ­рённой ти­пог­ра­фики гарнитура без болдов даже как-то неп­ри­лич­на. Тем более 20 век уже показал дос­та­точ­но удачных примеров жирных ренессанс-антикв. До­пол­ни­тель­ное значение имеет и то, что в цифровых шрифтах, в отличие от ме­тал­ли­чес­ких, для разных кеглей ис­поль­зу­ет­ся один и тот же контур — наличие на­чер­та­ний разной жирности позволяет оп­ти­маль­ней выполнить набор для разных кеглей.
У ори­гиналь­ных Ладог, ни у ри­сован­ной титульной, ни у ли­нотип­ной текстовой, жирных и по­лужир­ных на­чер­та­ний не было, так что пришлось изоб­ре­тать их самому (Володя ещё успел пос­мотреть и одобрить базовые алфавиты…)
Су­щест­ву­ют разные способы утолщать шрифты (кроме на­рисо­вать по-новой жирное на­чер­та­ние, все они требуют пос­ле­ду­ющей доработки).
Самый простой — рав­но­мер­но уве­личи­вать толщину всех штрихов (простая обводка, рас­тиски­вание — так, похоже, работают имитаторы болда в некоторых верс­таль­но-текстовых прог­раммах, так можно чуть увеличить плотность готового шрифта в гра­фичес­ких ре­дак­то­рах), но этот способ от­но­ситель­но удов­летво­ритель­ный результат даёт только для гротесков (и то, по-хорошему, требует зна­читель­ной кор­ректи­ров­ки в «узких» местах). При­мене­ние этого метода к шрифтам конт­рас­тным выглядит в лучшем случае грубо. Так не­из­вест­ным ста­рате­лем был, например, «оболдован» за­меча­тель­ный шрифт Павла Кузаняна «Декор» (Decor Bold), что на долгое время до сих пор отбило охоту сделать к нему пра­виль­ное по­лужир­ное на­чер­та­ние.
Более гуманный способ — разное изменение толщин по вертикали и го­ризон­та­ли (со­от­ветс­тву­ющая наст­ра­иваемая функция есть в шрифтовых ре­дак­то­рах). Этот способ применим к имеющим контраст шрифтам с вер­ти­каль­ной осью овалов.
Для шрифтов со сложной ори­ен­ти­ров­кой основных штрихов, особенно в случаях, когда надо увеличить плотность только за их счёт, уве­личи­вая конт­рас­тность, можно вручную разд­ви­гать только толстые штрихи в нужном нап­равле­нии на заданную толщину.
0801_ContourВ нашем случае, когда до­мини­ру­ющей фор­мо­об­ра­зу­ющей является логика ши­роко­конеч­но­го пера, наиболее це­лесо­об­разным предс­та­вил­ся способ ши­роко­конеч­ной обводки (Expand, успешно оп­ро­бован­ный мной в своё время на том же Вивальди)0802_SemiBold с пос­ле­ду­ющей чисткой, доводкой и кор­ректи­ров­кой.
Вначале был начат умеренно плотный болд на базе пер­во­началь­ной (титульной) оцифровки, но когда появилась текстовая версия, сделать более жирное, заметное и в мелких кеглях на­чер­та­ние, предс­та­вилось более ак­ту­аль­ной задачей. В идеале, конечно, имело бы смысл доделать и выпустить и Semi Bold к ти­туль­но­му на­чер­та­нию.

Наша дизайн-периодика. Журнал «Да!»

Это интервью я взял у Владимира Кричевского еще в 2010 году. На мой взгляд, оно никак не потеряло своей актуальности и сегодня. Журнал «Да!» — одна из заметных историй российской дизайнерской периодики нового времени. Жаль, что история эта была столь непродолжительной.

Цитата: «Если бы, допустим, публикации строились только на иностранном материале и если бы в девизе не было слова «русский», все равно журнал был бы русским (не турецким же!). Подчеркнутая «русскость» состояла в антипрагматических, каких-то романтических и гражданских устремлениях редакторов. Избыточная констатация обязывала нас (меня и Елену Черневич) к качеству, за которое русским не должно быть стыдно. Все-таки во главу угла мы ставили российскую проблематику и были открыты навстречу любым российским реалиям. Да, мы почитали и западный графический смак, но нас раздражало стремление русских увязывать качество своих продуктов с их внешним уподоблением западным аналогам, с их называнием иностранно звучащими именами (вспомните русский журнал Greatis). У русских из исконно своего остается только русский язык, и, пожалуй, языковое качество было для нас существеннее, чем, к примеру, для издателей американского журнала Print (кстати, девиз последнего — America’s Graphic Design Magazine). И последнее: я убежден, что слова «российский» и «русский» — всего лишь синонимы».

Полностью интервью читайте у нас на ART1.
DA_krichevsky